100 цитат из книг Пратчетта.

И 100 Гига Паскаль Хорошего Настроения на Вашу Голову!

Банкет продолжается! Добавлены новые цитаты! «Новые «Екслюзивные» Цитаты из Книг Пратчетта!»

1. Слухи — это информация, продистиллированная настолько, что она способна просачиваться сквозь что угодно и куда угодно. Слухам не нужны двери и окна, иногда им не нужны даже люди. Они свободно порхают по воздуху, не касаясь человеческих губ и прямиком перелетая из уха в ухо.
Терри Пратчетт, «Ноги из глины».

2. Мое основное правило: строй темницу так, чтобы тебе самому захотелось провести в ней ночку-другую.
Терри Пратчетт, «Стража! Стража!»

3. Все преступления на свете подходят под определение воровства, ведь добычей может являться не только золото, но и невинность, и территория, и даже жизнь.
Терри Пратчетт, «Патриот»

4. Секс, как он однажды про себя отметил, в некотором роде сродни кулинарии. Люди им увлекаются, периодически покупают книги с замысловатыми рецептами и интересными картинками, иногда, особо проголодавшись, устраивают в своем воображении настоящие банкеты, но в конце дня с удовольствием соглашаются на обычную яичницу с чипсами. А если к этому еще добавить половинку помидора, то ужин считается совсем уж роскошным.
Терри Пратчетт, «Пятый элефант»

5. …глупо надеяться совершить что-то глобальное, например, установить мир во всем мире, устроить счастье для всех, но каждый может сделать какое-нибудь маленькое дело, благодаря которому мир станет хоть чуточку лучше.
Терри Пратчетт, «Пятый элефант»

6. «Если прошлое известно, а будущее скрыто, значит, вы смотрите не в ту сторону.»
Терри Пратчетт.

7. Он всегда недолюбливал людей, которые «никого не хотели обидеть». Удобная фраза: произнес ее — и обижай кого хочешь.
Терри Пратчетт, «Правда»

8. — Разумеется, — подтвердил лорд Витинари. — Мои мотивы, как всегда, абсолютно прозрачны. Гьюнон подумал, что «абсолютно прозрачны» может означать одно из двух: либо эти самые мотивы видны насквозь, либо их просто нельзя увидеть.
Терри Пратчетт, «Правда».

9. Страх — достаточно странная почва. В основном, на ней вырастает послушание, причем рядами, словно пшеница, чтобы удобнее было пропалывать. Но иногда она дает урожай клубней демонстративного неповиновения, которые пышно разрастаются в подполье.
Терри Пратчетт, «Мелкие Боги».

10. …ограниченный интеллект не может путем сравнения получить абсолютную истину, потому что, будучи по природе своей неделимой, истина исключает понятия «более» или «менее», — таким образом, ничто, кроме истины, не способно быть точным мерилом этой самой истины.
Терри Пратчетт, «Мелкие Боги».

11. Простить — это еще не значит забыть…
Терри Пратчетт, «Море и рыбки».

12. Роль слушателей всегда недооценивали. Тем не менее хорошо известно, что большинство людей слушать не умеют. Пока собеседник говорит, они пользуются этим временем, чтобы обдумать собственный ответ. В странах изустной культуры к истинным слушателям всегда относились с почтением и очень ценили этот столь редкий дар. Поэтов и бардов — хоть пруд пруди, но хорошего слушателя найти непросто, тем более человека, который согласится выслушать вас еще раз.
Терри Пратчетт, «Пирамиды».

13. Люди никогда не видят то, существование чего им кажется невозможным.
Терри Пратчетт, «Мор, ученик Смерти».

14. Статус человека определяется силой его врагов.
Терри Пратчетт, «Ведьмы за границей».

15.
— О-о. А как ты думаешь, в этом лесу есть что-нибудь съедобное?
— Да, — горько отозвался волшебник.
— Мы.
Терри Пратчетт, «Безумная звезда».

16 Траймон знал о правилах все и всегда считал, что они существуют только для того, чтобы их придумывать, а не затем, чтобы им подчиняться.
Терри Пратчетт, «Безумная звезда».

17
– ТЫ ДОЛЖЕН НАУЧИТЬСЯ СОСТРАДАНИЮ, ПОДОБАЮЩЕМУ НАШЕМУ РЕМЕСЛУ.
– И в чем же оно выражается?
– В ОСТРОТЕ ЛЕЗВИЯ.
Терри Пратчетт, «Мор, ученик Смерти».

18
– Побудь здесь. Если там не опасно, я свистну.
– А если опасно?
– Заору.
Терри Пратчетт, «Пирамиды».

19 Как хорошо и спокойно знать, что боги есть. И как страшно понять, что они уже здесь.
Терри Пратчетт, «Пирамиды».

20 Любопытно отметить, что боги Плоского мира никогда особо не утруждали себя всякими судилищами над душами умерших, поэтому люди попадали в Ад только в том случае, если глубоко и искренне верили, что именно там им и место. Чего, конечно, вообще не случалось бы, если бы они не знали о его существовании. Это объясняет, почему так важно отстреливать миссионеров при первом их появлении.
Терри Пратчетт, «Эрик».

21 Этот старый мир весьма забавен. Над ним нельзя не смеяться. Ведь если не смеяться, можно сойти с ума.
Терри Пратчетт, «Эрик».

22 Подобно жонглёру, вращающему восемнадцать тарелок одновременно, подобно человеку, пытающемуся запрограммировать видеомагнитофон по инструкции, переведённой с японского на голландский корейским сборщиком риса, –подобно человеку, впервые в жизни узнающему, что такое полный самоконтроль, Ветром Сдумс нетвёрдой походкой двинулся вперёд.
Терри Пратчетт, «Мрачный жнец».

23 При виде надписи с тремя восклицательными знаками не устоял бы ни один житель Анк-Морпорка.
Терри Пратчетт, «Мрачный жнец».

24 Госпожа Торт всегда считала, что приглашение дочери автоматически адресуется и её матери. Такие матери встречаются повсеместно, и с этим ничего нельзя поделать.
Терри Пратчетт, «Мрачный жнец».

25 Только сами люди могут построить себе лучший мир. Иначе получается клетка.
Терри Пратчетт, «Ведьмы за границей».

26 Как выразилась бы нянюшка Ягг, когда в Орлее пьют чай, у нас всё ещё вторник …
Терри Пратчетт, «Ведьмы за границей».

27 Поднявшись над лесом, ведьмы увидели, что над замком поднимается тонкая струйка дыма. – Я вижу танцующих вокруг огня людей… – Опасное это дело – сдавать недвижимость в аренду.
Терри Пратчетт, «Ведьмы за границей».

28 Жульничать – это нормально. Практически даже честно.
Терри Пратчетт, «Ведьмы за границей».

29 Слова – лакмусовая бумажка, определяющая тип разума.
Терри Пратчетт, «Мелкие Боги».

30 Люди должны умирать ради лжи. Правда слишком драгоценна, чтобы ради нее умирать.
Терри Пратчетт, «Мелкие Боги».

31 Настоящий атеист посвящает неверию всего себя без остатка, всю свою жизнь он люто ненавидит богов за то, что они не существуют.
Терри Пратчетт, «Мелкие Боги».

32 Как и многие другие древние мыслители, эфебы считали, что мысли возникают в сердце, а мозг является всего лишь устройством для охлаждения крови.
Терри Пратчетт, «Мелкие Боги».

33 Работа Квизиции лишена даже малейшей возможности ошибки. Подозрение – уже доказательство. Терри Пратчетт, «Мелкие Боги».

34
– В Омнии ведь никаким другим богам не поклоняются?
– У нас такое не разрешается, – ответил Брута. – За этим следит Квизиция.
– Ага, трудновато опуститься на колени, если у тебя их нет.
Терри Пратчетт, «Мелкие Боги».

35 Кольчуга не слишком надежно защищает от стрелы, особенно, если та нацелена вам между глаз.
Терри Пратчетт, «Дамы и Господа».

36
– Два… и еще один…
– А два и еще один будет?…
Детрит запаниковал. В дело пошла высшая математика.
Терри Пратчетт, «К оружию! К оружию!».

37 … конец света наступит именно тогда, когда люди забудут о личной ответственности.
Терри Пратчетт, «Роковая музыка»

38 Хаос всегда побеждает порядок, поскольку лучше организован.
Терри Пратчетт, «Интересные времена»

39 Детрит был довольно хорош, когда надо было задавать вопросы. У него было три основных вида вопроса. Первый – прямой (Вы сделали это?), второй – настаивающий (А Вы уверены, что не Вы сделали это?) и третий — хитрый (Вы сделали это, не так ли?). Хотя это были не самые исскусные в мире вопросы, талант Детрита был в том, что он задавал эти вопросы на протяжении нескольких часов, пока не получал правильный ответ, обычно что-то типа: «Да! Да! Я сделал это! Я сделал это! Теперь, пожалуйста, скажите, что я сделал?!»
Терри Пратчетт, «Глиняные ноги».

40 Я — СМЕРТЬ, А НЕ НАЛОГОВЫЙ ИНСПЕКТОР. Я ПРИХОЖУ ТОЛЬКО РАЗ.
Терри Пратчетт, «Глиняные ноги».

41 Глупые люди бывают способны сделать то, о чем умные не осмелятся и подумать.
Терри Пратчетт, «Глиняные ноги».

42 Когда новенькие студенты начинают свои первые попытки в опытах, их попытки часто бывают удачными, если говорить в терминологии взрываемости. В результате часто получается синтез игр под названием «Полный ремонт лаборатории» и «Найди-вторую-почку».
Терри Пратчетт, «Глиняные ноги».

43 Волшебники могут примириться с любыми лишениями и неудобствами, при условии, что они происходят не с ними.
Терри Пратчетт, «The Science of Discworld».

44 Производит ли шум падающее в лесу дерево, если никто его не слышит?
Терри Пратчетт, (просто фольклор).

45 Перед рассветом всегда темней всего.
Терри Пратчетт, (просто фольклор).

46 Вся беда с невообразимыми ужасами состоит в том, что их легко вообразить…
Терри Пратчетт, «Безумная звезда».

47
— Звезда врежется в нас в свячельник, моря закипят, страны Плоского мира распадутся, короли будут низвергнуты, города станут как озера стекла. Я ухожу в горы.
— А что, это поможет?
— Нет, но вид оттуда лучше.
Терри Пратчетт, «Безумная звезда».

48
— У нее будет куча проблем.
— НАСКОЛЬКО МНЕ ИЗВЕСТНО, В ЭТОМ И ЗАКЛЮЧАЕТСЯ СМЫСЛ ЖИЗНИ. (Биллит и Смерть)
Терри Пратчетт, «Творцы заклинаний».

49 Он умел думать курсивом. За такими типами действительно нужен глаз да глаз. А то и глаз, да глаз, да глаз.
Терри Пратчетт, «К оружию! К оружию!».

50 Гномы весьма неохотно расстаются с золотом, так что любому разбойнику, который посмеет выставить гному требование «Кошелек или жизнь!», следует захватить с собой складной стульчик, обед и книгу для чтения, чтобы скоротать время до окончания споров.
Терри Пратчетт, «К оружию! К оружию!».

51 В этом есть здравый смысл: если преступность неизбежна, то пусть она хотя бы будет организованной. (Лорд Ржав об учреждении Гильдии воров)
Терри Пратчетт, «К оружию! К оружию!».

52
— Бленкин, а как же честь? Куда она девалась?
— Не знаю, господин, я не брал.
(Эдуард и его слуга)
Терри Пратчетт, «К оружию! К оружию!».

53 Очень, ОЧЕНЬ богатые люди могут позволить себе быть бедными.
Терри Пратчетт, «К оружию! К оружию!»

54 Гордость – это, конечно, здорово. Но колбаса есть колбаса. (Гаспод)
Терри Пратчетт, «К оружию! К оружию!»

55 Клоуны нужны исключительно для одной цели: после того, как вы их увидели и что бы с вами потом не случилось – хорошее ли, плохое, — вы будете радоваться этому как младенец. Приятно осознавать, что на свете есть кто-то, кому сейчас куда хуже, чем вам.
Терри Пратчетт, «К оружию! К оружию!».

56 — Нужно что-то проглотить. Кофе или еще что-нибудь. И мир разом станет лучше. Хотя непонятно с чего. (Ваймс)
Терри Пратчетт, «К оружию! К оружию!»

57 Клатчский кофе обладает даже более сильным отрезвляющим действием, чем неожиданно полученный конверт от налогового инспектора.
Терри Пратчетт, «К оружию! К оружию!».

58 Если ты смотришь на стрелу не с того конца, если находишься полностью во власти другого человека, надейся, что тот человек окажется действительно плохим, ведь плохие люди упиваются властью, властью над людьми, они хотят видеть страх. Они хотят, чтобы ты знал, что скоро умрешь. Поэтому они будут говорить. Будут злорадствовать. Буду смотреть, как ты корчишься от страха. Будут оттягивать момент убийства, как заядлый курильщик тянет с закуриванием хорошей сигары. Поэтому надейся всей душой, что захвативший тебя человек окажется прескверным типом. Обычный человек убьет тебя, не сказав ни слова.
Терри Пратчетт, «К оружию! К оружию!»

59 Своей независимостью и самодостаточностью надо кичиться перед кем-то. Люди, которые ни в ком ни нуждаются, нуждаются в том, чтобы люди вокруг видели, что они абсолютно ни в ком не нуждаются.
Терри Пратчетт, «Маскарад».

60 Где-то Агнесса слышала, что внутри каждой толстухи живет стройная красавица. (Которая сама не своя до шоколадных конфет).
Терри Пратчетт, «Маскарад».

61 Без небольшой толики надувательства трижды замуж не выйдешь. (Нянюшка Ягг).
Терри Пратчетт, «Маскарад».

62 Богатые люди никогда не бывают сумасшедшими (они эксцентричны), и точно так же они не бывают грубыми (они честные и непосредственные).
Терри Пратчетт, «Маскарад».

63 Хуже тех, кто не имеет о музыке вообще никакого понятия… хуже их только те, кто воображает, будто в музыке разбирается… (Зальцелла).
Терри Пратчетт, «Маскарад».

64 Интеллектуальный уровень толпы равняется интеллектуальному уровню самого глупого ее представителя, поделенному на число ее членов.
Терри Пратчетт, «Маскарад».

65 Тот, кто создает счастливый конец, сам, как правило, в нем не участвует. (Матушка Ветровоск)
Терри Пратчетт, «Маскарад»

66
— Надеюсь, ты не станешь помышлять о том, как бы ускользнуть от своих обязанностей и сбежать из города?
— Такая мысль мне и в голову не приходила.
— Неужели? На твоем месте я подал бы на свое лицо в суд. За клевету. (Патриций и Ринсвинд).
Терри Пратчетт, «Цвет волшебства».

67 Где-то в глубине его сознания зародилось неприятное чувство. Он подумал о том, каково придется, скажем, лисе, столкнувшейся мордой к морде с разъяренной овцой. Тем более если эта овца может позволить себе держать на службе волков. (Аймор и Гильдия Купцов).
Терри Пратчетт, «Цвет волшебства»

68
— Что это, черт возьми, такое?
— Красиво…
(Ринсвинд и Двацветок)
Терри Пратчетт, «Цвет волшебства».

69
— Казначей?
— Да, аркканцлер?
— Ты что, в тайное общество какое вступил?
— Я? Конечно нет, аркканцлер.
— Тогда сними с головы подштанники. Тебе не идет.
Терри Пратчетт, «Дамы и Господа».

70 Коты очень похожи на ведьм. Они дерутся не ради того, чтобы убить, а ради того, чтобы победить.
Терри Пратчетт, «Ведьмы за границей».

71 Si non confectus, non reficiat. Не сломано — не чини. (Девиз рода Витинари)
Терри Пратчетт, «Роковая музыка».

72 Патриций терпеливо ждал момента, когда блуждающий ум Старикашки Рона в очередной раз наткнется на его язык.
Терри Пратчетт, «Роковая музыка».

73 Я вновь и вновь возвращаюсь к одной и той же мысли: мы живем в невероятном, фантастическом мире, хотя и не осознаем этого.
Терри Пратчетт.

74 Совершенно очевидно, что Терри Пратчетт — лучший писатель-юморист двадцатого столетия.
Oxford Times.

75 Старуха перешла из состояния сна в положение для стрельбы, минуя все промежуточные фазы.
Терри Пратчетт, «Роковая музыка».

76 Жизнь – удивительно распространенный товар.
Терри Пратчетт, «Роковая музыка».

77 Жизнь не более чем привычка.
Терри Пратчетт, «Роковая музыка».

78
— Я всегда хотел знать, — горько проговорил Ипслор, — что в этом мире есть такого, из-за чего стоит жить? Смерть обдумал его вопрос и наконец ответил:
— КОШКИ. КОШКИ — ЭТО ХОРОШО.
Терри Пратчетт, «Посох и шляпа».

79 Приключение! Люди говорят о нем, как о чем-то стоящем, между тем это всего-навсего смесь из плохого питания, постоянного недосыпания и абсолютно незнакомых людей, с необъяснимой настойчивостью пытающихся воткнуть в различные участки вашего тела всякие заостренные предметы.
Терри Пратчетт, «Интересные времена».

80 …Библиотекарь — единственный из вас, кто бодрствует больше часа в день.
Терри Пратчетт, «Интересные времена».

81
— Коэн, они все глубокие старики.
— Они сливки варварского сообщества!
— Коэн, они уже сыр.
Терри Пратчетт, «Интересные времена».

82 Мне надо поговорить со Стариком Винсентом… Так, память немного сдаёт. Из-за этого по дороге сюда он заварил небольшую кашу. Я всё твержу ему: Винсент, говорю, насилуют женщин, а поджигают дома…
Терри Пратчетт, «Интересные времена».

83 Рассвет разумности озарил широкие просторы лица Колона.
Терри Пратчетт, «Пятый Элефант».

84 Заведующий кафедрой беспредметных изысканий читал лекцию в аудитории 3Б, ну а его мирное похрапывание перед камином в магической зале было незначительной технической деталью.
Терри Пратчетт, «Интересные времена».

85 Все виртуальные лекции походили в аудитории 3Б. Ни на одном из университетских планов данная аудитория указана не была, зато, как считалось, могла вместить в себя какое угодно количество студентов.
Терри Пратчетт, «Интересные времена».

86
— Кто есть Великий Волшебник? Чудакулли задумался.
— Может быть, декан? — предположил он. — Поистине великий человек, столько жрать…
Терри Пратчетт, «Интересные времена».

87 Чудакулли не знал, что такое страх, поскольку не имел воображения.
Терри Пратчетт, «Интересные времена».

88 Ум лорда Хона был подобен ножу — пусть даже со слегка искривленным лезвием.
Терри Пратчетт, «Интересные времена».

89
— Ты пьян, сержант?
— Ещё нет, сэр, — с чувством ответил сержант.
Терри Пратчетт, «Эрик».

90 Все гномы по своей природе исполнительные, серьёзные, законопослушные и глубокомысленные люди; их единственный крохотный недостаток сводитсяк дурной манере: опрокинув стаканчик, кидаться на неприятеля с диким воплем «А-аааааарх-хх!» и отрубать ему ноги по колено.
Терри Пратчетт, «Стража! Стража!».

91 А уж касаемо капрала Шноббса… в общем, любой человек, смахивающий на Шнобби, имеет более чем достаточно причин прятаться от глаз людских. Как раз тут вопросов не возникает. Сказать, что Шнобби обладает звериной внешностью, означало бы нанести смертельное оскорбление всему животному миру.
Терри Пратчетт, «Стража! Стража!».

92
— Почему тебя называют Один-Человек?..
— …в моём племени детей называют по тому, что мать увидит первым, выглянув из вигвама после родов. Короче говоря, это сокращённый вариант «Один-Человек-Выливает-Ведро-Воды-На-Двух-Собак».
— Печальный случай, — покачал головой Сдумс.
— всё не так уж плохо, — ответил Один-Человек-Ведро.- жалеть надо моего брата-близнеца. ему она дала имя на десять секунд раньше.
Терри Пратчетт, «Мрачный Жнец».

93 Смерть направил лошадь туда, где ждали его человеческие жизни. Приятно сознавать, что ты нужен людям.
Терри Пратчетт, «Роковая музыка».

94 … Можно выбрать бессмертие, можно выбрать человечность. Но выбор нужно делать самостоятельно.
Терри Пратчетт, «Роковая музыка».

95 Можно сказать вселенной: «Это нечестно». И услышать в ответ: «Правда? Что ж, извини».
Терри Пратчетт, «Роковая музыка».

96
— Ты говорил, что хочешь просто играть. Говорил, что слава тебе не нужна. Ну, а что ты скажешь сейчас, когда куча золота лежит под твоими ногами, а девушки бросают к твоим ногам кольчуги?
— Придется с этим мириться.
Терри Пратчетт, «Роковая музыка».

97
— Это наш муравьиный считатор, — объяснил Тупс.
— Дважды два — четыре, — хмыкнул Чудакулли. — Ну надо же, а я никогда и не подозревал об этом.
Терри Пратчетт, «Роковая музыка».

98 Сибилла Овнец вела крайне скромный образ жизни, доступный лишь невероятно богатым людям.
Терри Пратчетт, «К оружию! К оружию!».

99
-… Но в мире, мальчик мой, есть люди куда более странные, чем капрал Шноббс. Лицо Моркоу застыло от смертельного ужаса.
— Неужели? — неверяще прошептал он.
Терри Пратчетт, «К оружию! К оружию!».

100 Кофе Шэма Харги по вкусу напоминал расплавленный свинец, но обладал одним преимуществом: вы испытывали ни с чем не сравнимое чувство облегчения, когда наконец выпивали чашку до дна.
Терри Пратчетт, «К оружию! К оружию!».

Банкет продолжается!

Новые «Екслюзивные» Цитаты из Книг Пратчетта!

Реклама

100 цитат из книг Пратчетта.: 4 комментария

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s