Ночной 200км веломарафон. Теперь банановый!

Веломарафонец Е. стоял в очереди к кассе в гипермаркете «Проспект». В его руке была гипер-марочная переносная корзинка, в которой находились пачка бананов, кефир «Активия», пара-тройка фитнесс-батончиков, один «Суперсникерс» и «леденцы без сахара с витамином «С»- «Сула». Очередь двигалась ужасно медленно. Е. взглянул на телефон: «19.25», до старта веломарафона оставалось чуть больше полутора часов. Совсем немного, учитывая то, что необходимо проверить велосипед, переодеться, нацепить фару и добраться до места старта.


Е. подошел к кассе. Время было 19.50. «Здравствуйте», — сказала ему кассирша, принимаясь за его продукты. Е. одарил ее взглядом — какой смысл здороваться с человеком, в работу которого входит говорить «Здравствуйте»? У операторш касс таких магазинов это звучит одолжением, да и сам тон дает понять: «Как же меня все заебало!». Вы не успеете ответить «Здравствуйте», как вас оборвут на полуслове и скажут счет. Так что, если перед вами расположено не милое личико молоденькой девушки, то не стоит открывать свой рот понапрасну.
Через 6 минут дойдя до дома, Е. быстро переоделся в велоодежду, смазал цепь велосипеда, прикрутил фару, распихал батончики, конфеты и бананы по карманам веломайки. Все это было проделано в спешке, т.к. времени осталось только на то, чтобы добраться до места старта без опазданий и без мыслей о забористом ужине, который, вероятно, уже начала готовить достопочтенная дама.
Среди пензенских веломарафонцев «Ночная 200-ка» проводилась впервые (идея принадлежала Соловьеву Александру). И преследовала две цели — получить максимум удовольствия от романтичной (для автора этих строк) и ни на что не похожей ночной езды, а заодно и подготовиться к более серьезным веломарафонам. Ночной веломарафон рассчитан на опытных веломарафонцев и подразумевает наличие не только самого опыта, но также и техническую оснащенность. В нее входят: задний красный фонарь, фара и наличие светоотражающих полос на одежде велосипедиста. Е. полностью обладал данным набором джентельмена. Задний фонарь фирмы «Кэт-Ай», имееющий два режима работы — мигающий и постоянный (с каким из этих режимов безопаснее и адекватнее ехать — над этим Е. еще не задумывался) был закреплен на подседельном штыре. На руле с правой стороны располагалась фара фирмы «Сигма» — «Поверед Блэк Лэд» (мощный светодиод в герметичном металлическом корпусе) позволяла с уверенностью прорезать ночную тьму. Пара светоотражающих полос на дождивике и велотуфлях дополняли картину.
До места старта Е. удалось доехать за 15 минут не особо напрягаясь (час пик был позади, машины двигались размеренно и не атаковали). Правда, дороги под вечер имеют одну особенность — они наполняются различным мусором и часто битым стеклом, как от пивных бутылок, так и от произошедших аварий. Приехав первым на место старта, Е. первым делом осмотрел колеса своего велосипеда. Найдя на заднем колесе БОЛЬШОЙ осколок стекла, практически полностью вошедшего в покрышку (по касательной), Е. расстроился (кому захочется перед Ответственным Моментом обнаружить, что защита продырявлена?!!!) и, осторожно вынимая стекло, он ожидал услышать звук омрачающего пессимизма и уже приготовился потратить время на смену камеры. Но не тут-то было! Покрышки «Maxxis Courchevel» и не такое выдержат! Подъехавший на место веломарафонец Андреев Вячаслав был свидетелем, как 5-7 мм стекла потерпели поражение перед тройной защитой этих мега-покрышек!
Вслед за Вячаславом подтянулись (в порядке прибывания) Алексеев Александр, Глеб Мокшанцев. Подъехали на велосипедах «Группа Поддержки» — Владимир Басалаев с супругой Людмилой. Соловьев Александр, президент веломарафонцев, по введенной им самим традиции снова опаздывал. Е. был рад Группе Поддержки, это были Очень Уважаемые им люди. Он даже считал, что один только взгляд «Пожелания Удачи» Владимира Васильевича может дать пространственное ускорение на 10км минимум, а Людмила, как единственная в Пензе женщина «супер-рандоннер», одним своим боевым видом (который даст фору большинству пензенских и не только веломарафонцев) ускорит это ускорение еще на 100%. Как минимум. Так что, все начиналось как нельзя лучше — и ни тебе проколов и 100км ускорения в придачу. Глеб Мокшанцев и Алексеев Александр имели за своими аристократическими плечами бесчисленное количество двухсоток, но в этот раз они ехали только 100км.
Е. было интересно посмотреть на эффективность их освещения — на шлемах и рулях у них стояли 300-т «евровые» светодиодные фонари, размером чуть больше указательного пальца и питающиеся от одной лишь батарейки. В то время, как его «Сигма» жрала целых 4 штуки. Вячаслав Андреев, как велотурист в третьем поколении проезжал веломарафоны на горном велосипеде. С багажником. Что значительно отягощает прохождение веломарафона. Не став ждать больше 5 минут опаздания товарища президента Александра — веломарафонцы покатили. В романтику ночи, света фар, пьяной убогой шпаны и всего-такого-прочего. Время было — 22.05.

Веломарафонцы уходят в ночьВеломарафонцы уходят в ночь

Город, как и его жители, тоже имет свой распорядок дня. Ночью он погружается в дрему, отдыхая от жужжания людей. Утром он просыпается, «завтракая» ступившими на его улицы людьми.. Обед для него самое «тяжелое» время — блондинки доканают кого-угодно. А вечер.. наверное вечер нравится ему всех больше — свежо, люди отдыхают после работы.. по скверам гуляют влюбленные парочки, признаются в любви, а те, кто половчее — уже давно ее занимаются. И всем хорошо! И многие люди, живущие в городе — не видят город со стороны, все время находясь в его «желудке» (или в прямой кишке — кто как пожелает). А вот веломарафонцы в который раз смогли насладиться видом Ночного Города, пребывающего в риодажанейровском переходящим режиме легкого воодушевления ночной жизни и постепенного отхождения ко сну — миллионы огней отражают очень милую, красивую и, в какой-то мере, сентиментальную картину, всего лишь за каких-нибудь 10-20 км от города.
Маршрут веломарафона был из разряда «туда-обратно» — Пенза-Шемышейка-Лопатино-Шемышейка-Пенза. Маршрут изобилует удобовариваемыми дорогами, практическим отсутствием трафика на 120км участке (Ш-Л-Ш), и прекрасной «сопровождающей» природой (ночью, конечно, природа выглядит больше зловещей). Погода тоже была под стать: безветренно, тихо и прохладно — летняя ночь во всей красе. Е., отстав вначале от ушедших вперед троих веломарафонцев, постепенно догнал их, обогнав Андреева Вячаслава. И сразу же успел сравнить убер-фары двоих веломарафонцев со своей — «Сигма» светила дальше и луч был шире. Глеб Мокшанцев даже сказал, когда луч «Сигмы» прорезал всю полосу дороги: «Вот так и ехай!» Е. был доволен своей фарой, имеющий, по его мнению, лишь один недостаток — зверский аппетит. Четырех батареек «Дюраселл» хватает лишь на 3 часа в максимальном режиме свечения. Потом зеленый диод сменится на красный и режим свечения перейдет во второй режим и станет менее комфортно, а затем и в третий и станет еще (правильно!) менее комфортно. Из-за этого ему приходилось везти с собой запасной комплект топливных элементов.
За 5км до Шемышейки (первого КП), Алексеева Александра и Е. (веломарафонец Глеб Мокшанцев немного отстал) догнал и обогнал Соловьев Александр. Судя по тому, что промчался он даже не удостоив никого своим взглядом — он был явно чем-то обижен. Наверное тем, что его снова не подождали. Не подождали каких-то 15 минут его опаздания. Проехав указатель Шемышейки, двое веломарафонцев, пожелав друг другу удачи, разделились — Алексеев Александр поехал навстречу Глебу, чтобы вместе отправиться в обратный путь (в итоге получалось 100км), а Е. поехал навстречу своего светлому будущему.
Доехав до автозаправки в Шемышейке, он заменил батарейки в фаре и одел дождевик — ночь стала холоднее. И свернул на дорогу в село Лопатино. Село с таким названием почему-то показалось ему зловещим. «Там не плохо бы снять фильм ужасов» — подумал Е, — «с каким-нибудь БЬЮЩИМ названием.. например, «Человек-лопата».. Об эдаком супер-герое, копающим по ночам грядки и вызывающим недоумение у всей округе». Оскар был бы обеспечен». Далеко впереди себя он увидел красный фонарь велосипеда — это был Соловьев Александр. Евгений продолжал ехать и этот «красный свет в далеке» в какой-то степени делал его путь легче, выступая в роли ориентира и напоминая о том, что он едет не один. Езда ночью вдруг показалась ему не очень-то и романтической — не хватало какого-то инградиента. Каких-то светлых красок. Кругом была одна темнота, ему даже надоело слушать музыку и он выключил плейер. Его взгляд был сфокусирован только на участке света его фары. И мир скомкался до этих самых габаритов — до рытвин на дорогах, до бесполезного свечения подсветки вело-компа, редких огней на столбах, виднеющихся где-то вдалеке, и собственных мыслей. Стоило оглянуться назад, как непроглядная стена тьмы тянула к нему свои руки. (Да, и чтобы вот орудовать в такой тьме, Человеку-лопате полюбому необходим бы был какой-нибудь фонарик).
Е. продолжал ехать, не видя изменений рельефа. Скорость его то падала, то падала еще ниже, то снова возвращалась к норме. Красный фонарь он уже давно полностью потерял из виду, и, доезжая до «Лопатино», был рад увидеть около небольшого здания силует велосипеда с Александром Соловьевым. Время было — два часа утра с чем-то.
Е. подкатил к магазинчику и поставил свой велосипед рядом с карбоновым Мустангом товарища Президента, который в данный момент отоваривался в окошке магазинчика. Очутившись на твердой почве, он сразу же почувствовал как усталость уселась ему на плечи — его походка первые несколько шагов «привыкания» напоминала неправильно собранный механизм из конструктора «Лего». — Фухх! Наконец-то!, — сказал вслух Е., разминая мышцы спины и стараясь сбросить усталость, — Александр, ты давно приехал? — Минут 15 назад, — ответил ему Соловьев Александр, усевшись на ступеньки продуктового магазина и принявшись разбираться с пакетом пряников и чего-то еще, — уже успел объехать вокруг — все кафешки закрыты! — Аххх! Пойду тоже затарюсь в магазинчике.
Магазин работал круглосуточно, но железная дверь была закрыта и получить товар можно было только через небольшое окошко в середине двери. Е., осмотрев в это квадратное отверствие витрины, выяснив у продавщицы, что «Тульского пряника» в продаже нет, «заказал» 3 или 4 банана и литр молока высшего сорта. Продавщица была «выше-средних» лет деревенской женщиной и с сжато-каменно-настороженным и высокомерным лицом. Было видно, что с покупателями она предпочла бы общаться через рупор из другой комнаты. Видимо, уставший человек в шлеме и в прозрачных очках, с хорошей (если постараться) дикцией и заказывающий молоко посреди ночи не вызывал у нее доверия. А даже наборот — она предпочла бы видеть стандартных деревенских покупателей портвейна и всего-такого-прочего.
Расплатившись, Е. спустился по лестнице и решил начать с бананов, обмениваясь краткими репликами с Александром, который в данный момент поглощал пищу. Е. осмотрелся вокруг: откуда-то сбоку доносились песни, причем исполняемые ворохом женских вокалов, музыкальный слух которым заменило n-ое количество спиртного. Источник дребежжания находился метров в ста, около какого-то здания, почившего в темноте ночи. Участок прямо перед магазином освещался фонарями и был своего рода островком света в лопатинской тьме. Метров за 200 виднелись очертания домов. Пока Е. приканчивал бананы, разливал молоко в велофляги, и поглощал пряники, которыми поделился с ним Александр, к магазину подходили и два раза подъезжали на машинах разные люди, чтобы что-то купить. И все люди как-то странно глазели на двух веломарафонцев. Александр раз или два даже объяснял особо интересующимся, что да как. Минут через двадцать небольшого отдыха, веломарафонцы собрались в обратный путь. Александру необходимо было лишь «прикрепить фару на руль велосипеда».
С креплением было что-то не так, Александр достал скотч и занялся фарой. Е., проверяя колеса велосипеда услышал звук приблежающейся машины, но совершенно не обратил на него внимания. Обратить пришлось лишь тогда, когда свет фар усилился, он повернулся и увидел, что машина едет прямо на него, водитель явно хотел показать, что он не лыком шит и обладает зачатками быдловского юмора — машина остановилась в десяти сантиметров от него. Свет фар потускнел, и Е. увидел бело-бежевую, давно не мытую «шестерку». Из нее гурьбой высыпалась деревенская субстанция, под названием «шпана». В шпану входило человек 5-6 подвыпивших быкообразных лосей лет под 30, включая водителя. Из их глоток сразу раздался радостный хрюкающий звук (видимо смех) и они «засмеялись». И судя по этому смеху им явно чем-то помешали стоявшие рядом велосипедисты.
Когда трусливые и убогие личности собираются вместе — их сущности концентрируются в такое-вот облако конкретной быдлости. В нем все недо-личности перевариваются и превращаются в опасную из-за своего ничтожества субстанцию. Эта субстанция становится единым целым — ее нельзя расдифференцировать. Нельзя даже взять с нее интеграл и повертеть у виска. Части субстанции, демонстрируя каждый по своему свою сущность, держатся вместе — они знают, что только в этом их сила. Но зато ее можно делить на ноль. Ведь пустой ноль является центром этого сборища компоста. Части субстанции незаметно заполнили собой все окружающее пространство. Далее начавшийся фарс настолько стандартен, что просто не запоминается в виду своей убогости, как и лица с голосами участников этого захватывающего представления. Запоминаются только некоторые особо идиотские фразы, а главное — ОТТЕНКИ. Вот, например, эта первая сущность, решившая НАЧАТЬ — имеет оттенок «диснеевского мультика смешанного с Мартини». А так как Мартини делали местные деревенские умельцы в подвали своего погреба (!), то и мультик вышел — никакущим. Пока «мультик» обходил машину и подходил к Александру.
Пока другие оттенки синего-желтого-и-зеленого сгущались над веломарафонцами, Е. ждал развития событий. Он знал, что таких вот субстанций бывает два вида — неудавшиеся «мультики», получающие удовольствие от того, что бутылка упала и разбилась, и Отмороженные голливудские поделки Уеболла («Уве Болл», немецкий режиссер жанра трэш — прим. автора), которые получают Истинное Удовольствие от самого ПРОЦЕССА. Встреча с последними заканчивается, как правило, занимательной игрой «Мой кулак твое лицо» (игра простая и не требует участия мозговых клеток, хотя важно не перестараться — можно и палец сломать об чью-нибудь челюсть).
Так вот, веломарафонцам повезло. Е. сразу понял, что кина не будет. Не известно, правда, понял ли это Александр, когда «мультик» обратился к нему с вопросами: «А дай-ка я прокатнууусь!», «А сколько стоит велосипед?» Но Александр умный и взрослый человек! Он просто и лаконично ответил: «Не дам!», и снова принялся с тройным усердием прикреплять фару. И «мультик» сразу сделал шаг назад и немножечко прокис. На второй вопрос, ответил какой-то оттенок «Несуществущего тенора Димы Билана» из центра сгустка — «ДА ОН СТОИТ БОЛЬШЕ ЧЕМ ЭТА МАШИИИИНА!».
Оттенки переключались с вопросами то к одному веломарафонцу, то к другому, пытаясь пробить оборону их нервной системы. Когда узнали, что Е. и Александр из Пензы, посчитали нас: «да это же СВОИ!».. (Боже!) Оттенки подходили и практически щупали велосипеды, прислоненные к изгороди, произнося что-нибудь «особо умное». Зрителей этому представлению не было, как не было и сцены — но «мультик» все равно не унимался и пытался сорвать авации вариациями на тему: «Я бля круче ВСЕХ!» — к Е. он тоже обращался с вопросами: «А дай-ка прокачусь?», сразу же говоря в толпу: «Да, я знаю, что если сяду, то не отдам!» Веломарафонцы же избрали единственно верную тактику — они были серьезными и милыми. И, главное, они не выказывали ни скольки мало-мальского страха. Что постепенно сводило на нет все кривляния деревенской шпаны. Половина которой уже переключилась на подошедших двух девушек. Девушки выражали тупую безмозглость и поэтому без особых проблем сразу же влились в толпу.
Е. не понимал, с чем так долго возиться Александр. Сколько прошло времени он понятия не имел, но ему казалось что очень и очень много (на самом деле прошло всего минут 15). Но Александр все орудовал и орудовал над рулем с фарой. Е. подумал, что можно бы было кинуть ее в рюкзак и сделать за 200метров в спокойной обстановке, не отягощенной нажимом «Остаться без велосипеда. И без зубов».
Наконец Александр вроде бы закончил дела с «ремонтом». И начал укладывать что-то в рюкзак. Е. взял велосипед и, обойдя машину, встал за 15 метров от Александра. К нему сразу же подошла новая часть субстанции с оттенком солнечной улыбки чем-то довольного толстяка.
— Хочешь выпить пива?, — спросила Солнечная улыбка.
— Нет, спасибо! Еще 100км назад ехать.
— НУ И ЧТО?
— … Нужно быть в форме..
— НО ПИВО ПОЛЕЗНО! — лучезарно улыбнулась Солнечная улыбка.
— … Но только не после молока.
И, видимо, у Лучезарной Солнечной Улыбки в детстве были какие-то проблемы с коровами. Но это была
— ЕГО ТЕМА.
— МОЛОКА?!! Молокаааа! Да ты знаешь сколько сметаны в этом молоке?
— Сметаны?
— Да. Ну там пишут на нем!
— Проценты жирности?
— ДА! Это все фигня! Вот у меня молоко — МОЛОКОООО! Если ведро взять — то будет вот столько (показывает на пальцах 10см расстояние) СМЕТАААНЫ!
— Да?
— Да пакупай у меня его!
Е. просто охреневал. К нему подошли еще каких-то два деревенских парня малость из другой оперы. Толстяк отвалил. Парням на вид было лет 20-22. Они стали спрашивать его что да как? Они прониклись «состраданием» к двум веломарафонцам. И прониклись еще больше, когда узнали, что веломарафонцы из Пензы, да еще и: «Мы тоже учимся в Политехе!». И у этих парней было какое-то «секретное оружие» под именем.. под каким-то именем. то ли «Гриша», то ли что-то наподобе. Но когда один из них спросил закурить у одной части субстанции и произнес: «А ты не видел «Гришу»? Я его брат — потерял что-то его». Часть субстанции затянулась сигаретой и как-то немножко обмякла.. «Да я тоже его брат — троюродный».. Короче. Этот цирк закончился. И веломарафонцы покатили домой, оставив на этом крохотном островке света — всю свору жужжащих оттенков.
Начинать ехать было холодно. Рассвет наступил минут через 30 после «мизансцены».

Рассвет в путиРассвет в пути

Веломарафонцы обменялись приветствиями. Вячаслав — настоящий мужик. Он едет до конца. Один, со своим приключением.

Слева направо: Александр и Евгений.Слева направо: Александр и Евгений.

Веломарафонцы предупредили его о возможном неадекватном поведении лопатинских парней, быть настороже и остерегаться Человека-лопату, пожелали удачи и поехали преодолевать дистанцию, сразу же забыв о «магазинчике».

ВячаславВячаслав

ВячаславВячаслав

Доехав до Шемышейки, веломарафонцы устроили небольшой 15минутный отдых. Солнце начинало припекать и веломарафонцы могли сбросить лишнюю броню. И покатить дальше. Е. устал больше Александра и практически сразу же отстал. Доехав до финиша и встретившись с Александром, который до дома решил добираться на автобусе, они зафиксировали время финиша, пожелали друг другу удачи и разъехались в разные стороны. Е., правда, поехал на дачу, в надежде хотя бы позагорать один раз этим летом и таким образом нормализовать велосипедный загар. Но приехав без сил на дачу, поев и поспав — пошел ливень. И ему пришлось по ужасающей грязи возвращаться до дома. Но это уже — другая история.

Реклама

Ночной 200км веломарафон. Теперь банановый!: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s